Напоследок признаюсь в одной вещи, непозволительной, возмутительной в...

Напоследок признаюсь в одной вещи,
непозволительной, возмутительной в наше скучное, но желающее быть
трагическим время: я счастлив.
И хочу раскрыть вам секрет моего счастья.
Он прост. Я люблю ближнего. Люблю любить. Ненавижу ненавидеть. Всегда
стремлюсь понять и принять. Встречаясь с чем-то новым, стараюсь не
упустить возможность отправиться по пути, который оно указывает, и
открыть неведомые земли. Мне непонятен мир, где чужой успех воспринимают
как удар, меня успех собратьев только радует. Это небескорыстная
радость: ведь известно, что красивая женщина среди других красоток
смотрится лучше, чем среди дурнушек. Вот и мое своеобразие становится
ярче в лучах славы тех, кто мне нравится и кто не похож на меня. Если же
какая-то вещь мне не нравится, я пытаюсь найти в ней что-нибудь, что
говорило бы в ее пользу. И еще - мне повезло с друзьями: в этой
благородной школе дружбы добрые чувства были так сильны, как чаще бывают
сильны чувства злые. Мы любили так, как другие ненавидят. И держали
двери настежь, боясь упустить нежданного пришельца.
При всем своем пессимизме я уверен, что все к лучшему в этом мире, и одержим нелепой страстью ко всеобщему согласию.
Я вышел из того возраста, когда бываешь несправедливым ради
самообороны и боишься любви, как болезни, которую надо превозмочь во что
бы то ни стало. В мои годы уже не страшно увлечься кем-то, кто сильнее
тебя. Напротив, я готов принять этого сильнейшего по-королевски, как
дорогого гостя. И каждый вечер засыпаю спокойно, если прожил день, ни
единым словом не причинив вреда ближнему.
Отдаю этот секрет счастья даром - берите, кто хочет. Его нельзя
продать, хотя не перевелись еще маловеры, считающие, что с ними делятся
только для того, чтобы их одурачить, и, возможно, поверившие бы тебе
охотнее, если бы за это пришлось платить. Из рук таких людей мои книги
падают сами, как сухие листья. Мне дорог читатель непредубежденный,
доверчивый, добрый. Читатель, к которому я обращаюсь,- вы. Я в этом
уверен.
Жан Кокто. Из книги "Критическая поэзия", т. 2, 1960
Finally, I admit to one thing,
unacceptable, outrageous in our boring but wishing to be
tragic time: I am happy.
 And I want to reveal to you the secret of my happiness.
 He is simple. I love my neighbor. Love to love. I hate to hate. Is always
I seek to understand and accept. When meeting with something new, I try not to
miss the opportunity to follow the path that it indicates, and
discover unknown lands. I don’t understand the world where others perceive success
 like a blow, my fellow success only pleases me. This is unselfish
joy: it is known that a beautiful woman among other beauties
It looks better than among ugly women. So my originality becomes
brighter in the glory of those who I like and who do not like me. If
 I don’t like a thing, I’m trying to find something in it that
would speak in her favor. And yet - I was lucky with friends: in this
noble friendship school, good feelings were as strong as they are often
 strong feelings of evil. We loved the way others hate. And held
the door wide open, afraid to miss the unexpected alien.
For all my pessimism, I’m sure that everything is for the best in this world, and I’m obsessed with an absurd passion for consensus.
I came out of the age when you are unfair for the sake of
self-defense and are afraid of love as a disease that must be overcome in what
 no matter what. In my years, it’s no longer scary to get carried away by someone who is stronger
you. On the contrary, I am ready to accept this strongest royal, as
dear guest. And every night I fall asleep calmly, if I lived a day, nor
in a single word without causing harm to one's neighbor.
I give this secret of happiness for free - take whoever wants it. It is impossible
sell, although not yet believers who believe that they are being shared
just to fool them, and, perhaps, to believe you
more willing to pay for it. From the hands of such people my books
fall by themselves like dry leaves. An open-minded reader is dear to me,
trusting, kind. The reader I am addressing is you. I'm in this
sure.
 Jean Cocteau. From the book "Critical Poetry", vol. 2, 1960
У записи 10 лайков,
4 репостов.
Эту запись оставил(а) на своей стене Юлия Богданова

Понравилось следующим людям